Фотопрогулки с Юрием Подольским


Прогулки по Одессе




Сбылась мечта идиота – я приехал в Одессу! Выезжал из Харькова под дождем, а Южная Пальмира встретила меня солнышком и непривычно улыбчивыми лицами аборигенов. Слухи не обманули – одесситы таки приветливы и радушны. С порога (сиречь с вокзала) встретили как родного: и как проехать, и где свернуть, и шоб ты был здоров, - не тудой, а сюдой, сюдой, я сказала! И по Преображенской в служебном декольте и веночке из солнечных пылинок копытцами цок-цок-цок, а на прощанье ручкой эдак - тудой!
И вот оно - пристанище усталого путника (ну, насчет усталости я конечно загнул: там и версты пешком не было). Отель «Пассаж». Чтоб как на духу – планы поначалу были совершенно иными. Начитавшись интернетских отзывов об одесских постоялых дворах, я начал было выбирать стойбище не из центральных, поспокойнее и подешевле. Таковых оказалось немало, но либо уж совсем на выселках, либо, как выяснилось после телефонных звонков, не ждут меня там. Почему-то все места по приемлемой цене оказались занятыми, хотя сезон уже завершился. «Лондонскую» или «Бристоль» я рассматривать не стал из принципа и из скромности. В сухом остатке – только «Пассаж» на углу Преображенской и Дерибасовской. Казалось бы – центрее некуда. Но 99,5% отзывов начинались словами «Этот ужос…» а заканчивались как национальные сказки братьев Гримм, т.е. приличными словами пересказать невозможно. После недолгой внутренней борьбы (а, собственно, чем пионера и комсомольца 70-х можно удивить или напугать в плане комфорта на отдыхе), номер все же был забронирован – без напрягов и даже предоплат. И вот – дубовые двери, прохладный каменный холл. Вопреки интернет-прогнозам, реалии превзошли мои самые смелые ожидания.
Чтоб там не писали рафинированные дамочки и крутые перцы, «Пассаж» изнутри – это та же наша гостиница «Харьков», тот же ампир и тоже без свежего ремонта. А в остальном – тьфу-тьфу-тьфу. Лифт снизу-вверх и наоборот ходит. Номера ежедневно убирают. Постельное белье вопреки комментам сухое. Тараканов, которыми кидался он-лайн каждый второй комментатор, не видел ни разу. И электричество есть, и вода. Нет, горячая вместе с бойлером и престижной ценой тоже наличествует, но но зачем платить в 2 раза больше только из-за горячей воды? Не зима ведь лютая, водичка из крантика вполне себе комнатной температуры и круглосуточно, ноги и все прочее после многокилометровых походов очень даже приятно помыть. Насчет шума с оживленных улиц ничего не могу сказать – мои апартаменты выходили окнами во двор, и кроме кондиционеров ничегошеньки я не слышал. Номер без гламуру, и даже (дамочки, можете торжествующе материться) кое-где с трещинками по стенам. К тому же паркет к такому празднику, как мое прибытие, не был натерт до зеркального блеска (что уж там, вообще не натерт. Но подметен). Койка с непременной тумбочкой, письменный стол (он же обеденный, т.е. ужинный, ежли газетку постелить), стул и даже кресло у окошка, дабы пролистать свежую прессу перед нарезанием на оной колбаски. И, наконец, самое главное – холодильный агрегат с гордым именем «Кодры» и телевизор, тоже не просто так – «Digital»! Последний от меня ласки так ни разу и не дождался, а с холодильником я вечером попробовал задружить. Видать с перепугу монстр советского холодпрома возбудился так, что его наверняка услышали аж в Лузановке (это такая одесская Северная Салтовка). Так что водку мне пришлось пить магазинной температуры, а включил цепного пса Снежной королевы я только на следующее утро - за полсекунды до того, как удрал из номера на целый день. Во-первых, к вечеру водка по-любому остынет, а во-вторых – все ж радость соседям.
Но что бы там ни было, эта гостиница для туриста – отличное место. Весьма недорогое и географически чертовски удобное, несмотря на скромный (но реальный) комфорт. Выходишь с утречка, только глаза продрамши, и ты уже на Дерибасовской. Вот тебе – буквально пару десятков шагов – Горсад с тучей кафешек на любой кошелек и даже дармовым, т.е. совершенно бесплатным вайфаем. Кстати, в самой гостинице завтрак тоже предусмотрен и даже входит в уже стоимость номера. Правда, это питание немногим отличается от вокзальных разносолов – бутерброд из микроволновки и чай/сок на выбор. Тем не менее, однажды после такого пиршества + чашка кофе (в дурацкой кафешке на Греческой за двойной эспрессо с меня в 10 утра содрали целых 37 грн.) я пропутешествовал целый день и до следующего общепита добрался лишь часам к 7 вечера, голодный, но вполне бодрячком. Да и пожить недельку в действительно историческом здании, на месте, где жил когда-то Лев Сергеевич Пушкин, да-с, младший брат того самого, гораздо приятнее, чем в панельной бывшей общаге или пусть даже здании из стекла и металла. Здание отеля по размаху можно сравнить с нашим Дворцом труда, но «Пассаж» все же гораздо приятнее на вид. А сам пассаж – внутренний торговый двор – поражает прямо-таки варварским великолепием. Обилие лепнины, окружающей бутики и сувенирные лавочки, просто сбивает с ног. И все это - в соседнем подъезде. Пройдя еще десяток шагов, попадаешь в продуктовый супермаркет, где я и затаривался на ужин, когда лень было идти в кафе или ресторан. Короче, если ехать в Одессу не для того, чтобы торчать в отеле, то «Пассаж» - именно то, что нужно.
А после завтрака – весь город у твоих ног.

Ну что сказать вам за Одессу – тот же Харьков, только не на трех наших великих реках, шоб они, наконец, стали полноводными, а на воде по-взрослому, то есть у самого синего, т.е. Черного моря. У этих двух городов схожи характеры, близки возраст и история, многие дома и улицы напоминают друг друга. Например, Пушкинская. Или, к примеру, Гоголя – такая же недлинная, такая же малорослая, и так же как и у нас новостройки совершенно не вписываются по высоте и фактуре в неспешную проекцию улицы в пространство. Приморский бульвар мне напомнил сквер Поэзии. А раздолбанные трамвайные рельсы у Привоза – наш Центральный рынок. Даже Успенские соборы почти близнецы; только наша колокольня постарше и гораздо выше, но внешнее сходство налицо. Одесса и старый Харьков действительно были бы очень похожи, но…
Когда в апреле 1944 года наши войска освобождали Одессу, командующий 3 Украинского фронта, коренной одессит Родион Малиновский запретил авиации бомбить родной город, а войскам - использовать в городской черте тяжелую артиллерию. Говорят, даже обещал лично расстреливать ослушников. Поэтому городской ландшафт Одессы, в отличие от Харькова, сохранился почти в первозданном виде. Фактически, весь исторический центр является памятником архитектуры конца XVIII – начала XX ст, где смешались классицизм, ампир, модерн, барокко, постмодернизм, современная техно-архитектура. Многонациональность портового города обусловила обилие зданий, построенных в эклектическом, смешанном, сочетающем в себе вроде бы несовместимые элементы, стиле. Но больше всего меня поразило архитектурное решение перекрестков. Город изначально строился квадратно-гнездовым способом – прямые улицы с 2-3-этажной застройкой, пересекающиеся под прямыми углами. И большинство зданий (причем, не только старой постройки), выходящих на перекресток, имеют пятый – скошенный – фасад, да зачастую еще и с эркером. Здесь редко зацепишься глазом (и плечом) за острый, невыразительный угол дома, наоборот – оный глаз ласкают непривычные округлости, а каждый перекресток выглядит мини-площадью. Это очень красиво, да и практично к тому же.

Многие старые одесские здания обильно украшены декоративными деталями – статуями, барельефами, горельефами, вазами, венками, иониками, шишками, атлантами и кариатидами. Широко известен «Дом с атлантами» на ул. Гоголя - доходный дом основателей заповедника «Аскания-Нова» Фальц-Фейнов. Архитектор Влодек, который также построил «Пассаж» и многие другие одесские достопримечательности, подпер эркер на скошенном фасаде парой атлантов, удерживающих земной шар. Говорят, что натурщиками ему служили одесские портовые грузчики. Но несмотря на пролетарский базис, надстройка Дома с атлантами, как и соседний дом, в котором проживали сами меценаты, смотрятся очень эффектно. Собственно, доходных домов с прекрасной внешностью в Одессе довольно много, а некоторые гостиницы выглядят как дворцы. Хотя встречается всякое…
Многие здания имеют забавное прошлое. Например, очень красивое здание филармонии до революции было биржей. Старой биржей был и нынешний горисполком. Воронцовский дворец при историческом материализме стал Дворцом пионеров, дворец графа Толстого – Домом ученых, дворец Нарышкиной – ДК моряков, дворец Потоцкого – Художественным музеем, а Пресвитерианская церковь – кукольным театром (правда, в отличие от предыдущих хозяев, священники-реформаторы в 1998 году здание себе таки вернули).
Говорить об одесской архитектуре можно долго, но лучше на нее посмотреть. Честно говоря, я долго пытался отобрать для альбома самые впечатляющие фасады, но их все равно оказалось так много, что я бросил это занятие.

От Жванецкого до Пушкина
Забавное место - бульвар Жванецкого. В советское время он назывался Комсомольским бульваром, потом бульваром Искусств. На бульвар он не особенно похож – кривая улочка вдоль обрыва над портом. Но все-таки! Правда, сам Президент Всемирного клуба одесситов к этому месту никакого особого отношения не имел, разве что работал в порту, но где имение, а где наводнение! Говорят, на торжественном «крещении» бульвара в свою часть Михал Михалыч похмыкал, и пошел себе…
Рядом с памятной табличкой находится памятник предприимчивости одесситов, известный как «Памятник апельсину». Вкратце: Павел I после воцарения отменил финансирование строительства одесского порта, уволил градостроителя де Волана, лишил Одессу льгот (знаменитого порто-франко). В ответ магистрат направил императору обоз свежих апельсинов, до которых венценосец был большим охотником. Этим актом доброй воли Одесса вернула благосклонность Павла, льготы, субсидии и протчая. Одесситы говорят: гуси спасли Рим, а Одессу спасли апельсины. Поэтому оное сооружение часто называют памятником взятке.
Завершает бульвар великого юмориста неоготический Шахский дворец – имение шляхтича Зенона Бржозовского, которое в начале ХХ века арендовал Мухаммед Али, но не тот, который боксер, а совсем наоборот - шахиншах Персии, бежавший в Одессу от революции в Иране. Этот туземный владыка прибыл сюда вместе с гаремом, и говорят, наказывал провинившихся жен, сбрасывая их, по традиции, с балкона … первого этажа здания. Мол, и не до смерти, и покруче розги, ХХ век все-таки. Нынче же здесь расположился очередной коммерческий банк.
Бульвар Жванецкого соединяет с Приморским бульваром Комсомольский мост, который называли также Капитанским. Но никто его иначе как Тещин мост не называет. По легенде повелел его построить первый секретарь Одесского обкома партии, чтобы ближе было ходить к теще на блины. Другая легенда гласит, что отсюда бросались вниз мужчины, замученные своими тёщами. Третья – что он под ветром раскачивается, треплется, как тещин язык. Молодожены здесь любят вешать замки, которые периодически срезают, чтоб мост от непредусмотренной проектом нагрузки не рухнул. Для замков рядышком поставили даже отдельную конструкцию, но места на ней не хватает и замки на перилах висят все равно. В общем-то ничего удивительного в самом мосте нет, зато перед ним расположено уникальное место. Сюда, похоже, свезли со старых одесских кладбищ совершенно разностильные памятники, которые теперь и образуют своеобразный интерьер непременной кафешки.
За мостом начинается усаженный платанами и кленами Николаевский, он же Приморский бульвар, слева которого - крутой склон, ведущий к порту, а справа – шеренга особняков одесской знати. По плану застройки города здесь разрешалось строить только дворцы, формирующие парадный морской фасад Одессы. И возглавляет парад дворец губернатора Новороссийского края графа (впоследствии светлейшего князя) Михаила Семёновича Воронцова. Дворец расположен на месте турецкой крепости Ени-Дунья (что любопытно, под дворцом сохранились подземелья, по всей вероятности, бывшие когда-то частью крепости). Перед дворцом расположен еще один символ Одессы - полуциркульная античная беседка-ротонда.
Но мало кто знает, что в первые годы после революции этот бульвар носил имя Александра Фельдмана. Разумеется, не владельца Барабашовского рынка и депутата ВР, а одного из руководителей одесских анархистов, профессионального революционера, убитого в 1919 году Мишкой Япончиком на Базарной улице.
Под бульваром – археологический рай. Здесь остатки древнего турецкого поселения Хаджибей и турецкой же крепости Ени-Дунья («Новый мир» по-нашему), а под ними - греческое поселение VI—V в. до н.э. На радость туристам часть раскопа не засыпали, а накрыли стеклянным куполом.
В центре бульвара стоит один из отцов-основателей Одессы, генерал-губернатор Новороссии и Бессарабии Арман Эммануэль София-Септимани де Виньеро дю Плесси, граф де Шинон, 5-й герцог Ришельё, коего в России называли Эммануил Осипович или просто Дюк – приятель Александра I, впоследствии премьер-министр правительства Людовика XVII и пра-правнучатый племянник того самого кардинала, с которым бодались четверо не менее знаменитых разгильдяев из эпохального сериала товарища Дюма. Это же, кстати, самый первый одесский памятник. Смотрит Дюк на морской вокзал, за спиной у него очень красивая Екатерининская площадь, где он же среди прочих сподвижников окружает памятник Екатерине Великой. Одесную Дюка Приморский бульвар продолжается до здания Старой биржи, которая ныне служит прибежищем муниципалитета. Перед горисполкомом стоит памятник Пушкину от благодарных одесситов. Деньги на него собирали всем миром по инициативе знаменитого в Одессе купца, редкого мецената, бессменного в течение 16 лет градоправителя Григория Маразли (ему благодарные одесситы тоже поставили памятник, причем при жизни). А к АС отношение одесситов двоякое – уважая Пушкина как гения русской словесности, они не могут не подпустить шпильку, поминая незлым тихим словом его редкую безалаберность, несерьезность в отношении к работе, и любвеобильную натуру. Последнюю особенно. Поэт строил амуры жене Воронцова - Елизавете Ксаверьевне, а к сиятельной чете одесситы до сих пор относятся как к святым заступникам. На недовольного же сим действом графа была сочинена злобная и несправедливая эпиграмма («Полумилорд, полукупец...»). После неоднократных просьб Воронцова избавить его от Пушкина, пиит был высочайшим указом выслан в село Михайловское. Но свято место пусто не бывает, вот памятник его и занял.

Аккерманская крепость

Аккерманская или Белгород-Днестровская крепость расположилась на скалистом берегу Днестровского лимана. Эта крупнейшая на территории Украины крепость занимает целых 9 га. Да еще перед крепостными стенами – раскопки на месте античного города Тира.
Величие такого грандиозного сооружения не может не впечатлить. Несмотря на изрядный возраст (начали ее строить еще в XIII веке), стены и цитадель сохранились весьма неплохо. Правда, больше на внутренней территории практически ничего не осталось.
В отличие от Генуэзской крепости в Судаке, где за каждый чих снимают денежку, здесь – снимай хоть на бетакам, броди где хочешь и сколько угодно, никто слова дурного не скажет. Впрочем, и сказать особо некому. Несмотря на то, что по календарю – самый разгар бархатного сезона (довольно прохладного, правда), ни экскурсий, ни гидов, ни кафе ни даже ларьков не наблюдалось. Говорят, все это появляется, когда реконструкторы истории устраивают здесь хэппенинги с мечемашеством. Оставшийся целым после рыцарского фестиваля реквизит сложен недалеко от входа – ждет своего часа. А метрах в 300 от входа сиротливо примостилась одинокая палатка с хотдогами, и это - все следы цивилизации. Правда, в Одессе можно купить билет на экскурсию, но мне не повезло – ее просто отменили по причине отсутствия желающих. Билет пришлось сдать и ехать туда самому. Впрочем, я не пожалел.

Одесский зоопарк

Одесский зоопарк расположился между Привозом и парком Ильича, ныне Преображенским. Оба парка – и для людей и для зверей – находятся на территории старейшего одесского кладбища, которое снесли, когда вели теплотрассу в центр. Так что парки на костях это еще одна сходная черта наших городов.
Преображенский парк, как и наш Молодежный, ничего особо интересного собой не представляет: зеленая территория с некоторым количеством торговых палаток, детской площадкой с непременным батутом и храмом. Впрочем, последний довольно оригинален – это небольшая деревянная церковь Дмитрия Солунского. Здесь же собирают деньги на строительство каменного храма, но деревянный смотрится, по-моему, гораздо приятнее.
А вот зоопарк порадовал. Казалось бы, харьковчан зверинцем не удивить, но одесский гораздо компактнее, камернее, что ли, и в отличие от харьковского, пребывающего в состоянии постоянной модернизации, выдержан в едином стиле. Разумеется, я обожаю наш зоопарк, но и одесский мне пришелся по сердцу. А вот я одной из его обитательниц не понравился. Местная кошка, устроившая лежку на стене между зубром и страусом, увидев нацеленный на ее котят фотоаппарат, обшипела меня со всей пролетарской ненавистью. Пришлось извиняться :)

… и Молдаванка и Пересыпь…

Продолжаю аналогии. Молдаванка – один в один наша Москалевка. Такая же старая, преимущественно одно- двухэтажная застройка, такие же разбитые дороги и запущенные дворы многоэтажек. Но встречаются и шедевры, неприметные такие, но чертовски приятные взгляду. И не только ему. Здесь в ресторанчике «Старая шарманка» я ел лучшую солянку во всей Одессе! И цена гораздо ниже чем в центре, и интерьер совсем не одесский, а очень даже грузинский, а хозяева заведения разговаривают по-грузински с едва уловимым еврейским акцентом. Это что-то особенного! Почти напротив, кстати, дом, где снимали фильм «Ликвидация» о банде Мишки Япончика. Вроде бы я его щелкнул, но потом так и не нашел. И ладно – обычный домишко, ничего интересного в нем нет.
Старопортофранковская в отличие от классических прямых одесских улиц хмельным зигзагом протянулась от центра до Молдаванки. Здесь таки есть, за что зацепиться объективом. Вот между Базарной и Тираспольской улицами протянулся на весь квартал солидный такой дом, трехэтажный, а на его углах – большие медальоны с женским портретом. Это доходный дом одного из пивных королей Одессы Рудольфа Генриховича Кемпе, построенный архитектором Розенфельдом по заказу жены Рудольфа Кемпе - Матильды. Ее изображение и увековечено на медальонах. Кстати, Матильда Людвиговна Кемпе после смерти мужа успешно управляла пивным производством.
Чуть дальше научная библиотека Одессы – в здании, подаренном городу все тем же знаменитым меценатом Маразли. А вот и дом мещанской управы с Домом инвалидов. На фасаде последнего слева от колоннады портала изображен масонский символ «Геометрия». Может, здесь собирались масоны, а может это фирменное клеймо архитектора? В любом случае, инструменты пригодились – при советской власти здесь располагалось ПТУ, а затем (и до настоящего времени) – Одесский пединститут.
Опять же, Михал Михалыч здесь родился, причем в доме, соседнем с родным домом Ильи Ильфа (а мы все думали, ну в кого он такой юморной?). Дом Жванецкого на Старопортофранковской (мемориальной таблички, в отличие от соседнего, ильфовского дома, к счастью, еще нет и, надеюсь, долго не будет) неприметный снаружи, двухэтажный фасад с обязательно коваными воротами и калиткой, запертой электронным замком. Подхожу, снимаю двор через решетку со вспышкой. Подходит бабулька, в глазах немой вопрос: «Пошто хулиганишь, милок?». Здороваюсь, спрашиваю: «Скажите, пожалуйста, Михал Михалыч здесь родился?». «Говорят…» - в пространство бросает она. «А зайти во двор можно?». Смерив меня сверху донизу (не иначе, взгляд рентгеновский – это же через кованые ворота!) и ни слова не говоря, отворяет калитку, отворачивается, и уже уходя, через плечо, - «А где именно – не скажу. Какая тебе разница». Каково! Впрочем, действительно – какая разница.
Пересыпь…, а что Пересыпь? Рабочий район, в который я далеко не забирался по причине противного дождика (увы, хорошие погоды продержались лишь в те дни, когда я увлеченно лазал по центру). Из-за гигантского моста-путепровода он мне почему-то напомнил Баварию. Впрочем, кое-что и здесь найти можно. Например, единственное более-менее приличное граффити из попавшихся мне на глаза в Одессе. И мемориальный комплекс погибшим подводникам с памятником знаменитому Маринеско.

Одесские памятники

Памятников в Одессе много и встречаются они, порой, в самых неожиданных местах. Например, памятник создателю языка эсперанто Людвигу Заменгофу стоит во дворе дома №3 по Дерибасовской. Здесь жил скульптор-эсперантист Блажков, который и изваял бюст своего кумира. Памятник самому де Рибасу возглавляет улицу своего имени, но это новодел. Исторического памятника легендарному основателю то ли не было, то ли оно не сохранилось. А нынешнее изваяние одесситы не любят и называют его «Буратино с лопатой».
С памятником Воронцову печалька получилась уже у меня. Он стоит почти напротив «Пассажа», где я жил, и каждый раз я туда попадал только вечером, когда солнце заходит почти за его спиной. Так что снимок неудачный.
Скульптурная группа «Лаокоон и его сыновья» - точная копия знаменитой античной скульптуры, которая прописалась в Ватикане. Ее заказал для своей дачи знаменитый одесский градоначальник Маразли. После национализации памятник долго кочевал по городу, пока не успокоился в центре города перед зданием археологического музея. Впрочем, вся Одесса – сама по себе памятник.
Как и харьковчане, одесситы любят всякие приметы, связанные с памятниками. Легко заметить, что почти у всех скульптур блестят носы, ботинки и прочие детали. Молва гласит, что если загадать желание и потереть памятник в определенном месте, то желание непременно сбудется. Я тоже потер нос Пушкину и загадал обязательно сюда вернуться.

9–14 сентября 2013 г.

 

Итак, всем желающим предлагаю совершить экскурсии по следующим маршрутам:

Прогулки по Одессе

  "Пассаж" и горсад                         
  Архитектура центра                         
  Ночная Одесса                              
  Приморский бульвар                     
  Морвокзал и порт                      
  и Молдаванка и Пересыпь…
  Ланжерон и Французский бульвар           
  Привоз и Преображенский парк            
  Привокзальный район                     
  Одесский зоопарк                        
  Одесские памятники                   
  Одесские дворики и подворотни       

  Прогуляемся с улыбкой (зарисовки с натуры)
  Одесские катакомбы (с. Нерубайское)

  Винзавод в селе Шабо      

Одесские музеи
  Аккерманская крепость                       
  Выставка орудий пыток в Аккерманской крепости
  Музей западного и восточного искусств      
  Музей восковых фигур                        
  Выставка во дворике Литературного музея                         
  Дворец графов Толстых      
  Археологический музей                       

 

Приятных прогулок!



Обновлен 25 мая 2020. Создан 30 мая 2015



  Комментарии       
Всего 1, последний 3 года назад
Павел 05 июн 2016 ответить
Хороший обзор, спасибо. Только вот фильм "Ликвидация"совсем не о банде Япончика. Фильм затрагивает события 1945-46 гг.(Почти все -выдуманные). К тому времени Михаил Винницкий (Мишка Япончик) уже четверть с лишним века находился на отметке -2 метра ниже уровня поверхности..
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником